Основные вопросы госнадзора и использования водного фонда в рамках разрабатываемого нового Водного кодекса обсудили в Минэкологии


Август 19, 2022

Сегодня состоялось общественное обсуждение анализа регуляторного воздействия по введению государственного надзора в области охраны и использования водного фонда. Введение государственного надзора предполагает предотвращение, выявление, пресечение и устранение последствий нарушений водного законодательства, и как следствие создание условий справедливого и равного водообеспечения для всех субъектов водных отношений. Модератором выступил заместитель председателя Комитета по водным ресурсам МЭГПР Аяшев М.Т., спикером - руководитель управления государственного контроля в области использования и охраны водного фонда Комитета по водным ресурсам Иманалиев М.У., а также ветераны водной отрасли РК.

В своем выступлении спикер отметил, что вода – это основополагающий элемент окружающей природной среды, благодаря которой все экосистемы сохраняют свою жизнеспособность, обеспечивают формирование среды и условия существования для человека. Вода абсолютно необходима во всех видах экономической деятельности человека – от производства пищевых продуктов и промышленной продукции до производства энергии, что побуждает рассматривать воду как экономическую ценность (ресурс) для производства. Водные ресурсы Казахстана – живая, уникальная и уязвимая система, которая подвержена рискам намного больше, чем в других странах.

Во-первых, водные ресурсы Казахстана подвергаются воздействию глобального потепления, временное увеличение таяния ледников скажется на будущих объемах водных ресурсов (наиболее подвержены риску реки на юге страны). Если в 2000-х годах среднемноголетний речной сток составлял 120 км3, то в настоящее время он составляет порядка 102 км3. К 2030 году прогнозируется дальнейшее сокращение речного стока до 99,4 км3. При этом уже на современном этапе наблюдается нехватка водных ресурсов. Так отрасли экономики, в особенности сельское хозяйство, Туркестанской, Кызылординской и Жамбылской областей уже начинают испытывать дефицит водных ресурсов. Имеющиеся водные ресурсы данных областей не покрывают потребности населения и отраслей экономики. В результате забор воды осуществляется в ущерб экологии.

Во-вторых, зависимость от трансграничных вод, поступающих из Китая, России, Узбекистана и Кыргызстана, и составляющих 44% притока поверхностных вод. Вследствие ускорения экономического и социального развития соседних стран приток по трансграничным рекам сокращается. Наибольшую зависимость от трансграничного стока испытывают южные и западные регионы, где проживают более половины населения страны и условия их жизнедеятельности напрямую зависят от водообеспеченности.

В-третьих, на фоне нарастающего дефицита ресурсов наблюдается неэффективное использование водных ресурсов.

Экономике страны требуется в 3 раза больше воды на доллар валового внутреннего продукта, чем в России или США, и в 6 раз больше, чем в Австралии. На производство единицы продукции тратится 129 м3 воды, тогда как в США и РФ – 44 м3, в Австралии – 21 м3. Это связанно, в первую очередь, с большими потерями (около 40% поливной воды теряется при транспортировке из-за большой изношенности водохозяйственной инфраструктуры) и использованием водозатратных технологий в отраслях экономики.

Также, спикер рассказал о непродуктивных потерях воды. Так с 2015 года наблюдается сокращение количества водопользователей (с 3866 в 2015 г. до 2861 в 2021 г.) при незначительном сокращении объема водопользования (с 25,1 км3 до 23,1 км3). При этом наблюдается тенденция на увеличение объема непродуктивных потерь (с 3,5 км3 до 3,7 км3). Для страны, испытывающей дефицит воды, мы довольно бездумно относимся к ее использованию.

М.Иманалиев предположил, что все согласятся с тем, что по объективным причинам на климатические процессы и зависимость от трансграничного вододеления наше влияние ограничено, следовательно, необходимо работать с третьим фактором, а именно с неэффективностью водопользования.

Как было сказано ранее, основными условно «бенефициарами» воды являются природа, население, экономика или бизнес. Между ними складываются отношения по поводу притязаний на воду, ее количество и качество, и на фоне складывающегося дефицита воды государство должно определить правила этих отношений. В этих целях государство устанавливает законодательные требования (лимиты водопользования, нормы водопотребления, стандарты качества воды, различные разрешительные процедуры и т.п.), меры господдержки (субсидии, упрощение административных процедур, налоговые преференции и др.) и создает инфраструктурные условия (строительство и реконструкция каналов, водохранилищ, магистральных водоводов и др. гидротехнических сооружений).

С другой стороны, государство правомочно устанавливать юридическую ответственность за нарушение принятых правил игры, чтобы соблюсти интересы всех бенефициаров.

Таким образом, предлагаемый к введению государственный надзор направлен на защиту интересов природы, населения и добросовестных предпринимателей от негативных последствий нарушений водного законодательства со стороны отдельных недобросовестных водопользователей. При этом хочется подчеркнуть, что объектами надзора будут являться также действия и решения местных исполнительных органов в области охраны и использования водного фонда.

Необходимо отметить, что задачей вводимого инструмента является не наказание субъекта предпринимательства, а своевременное предупреждение возможных нарушений в интересах как самого водопользователя, так и других бенефициаров, а если нарушение уже произошло, то реагирование и прекращение неправомерных действий с целью минимизации причиненного вреда природе и населению.

Учитывая специфические свойства воды (дефицит водных ресурсов, уязвимость, масштабность распространения причиненного ущерба, зависимость неопределенного круга субъектов от противоправных действий одного субъекта и др.), от уполномоченного органа требуется оперативность реагирования на факты нарушений для предотвращения необратимых потерь, загрязнения, засорения, истощения водных ресурсов в интересах всех бенефициаров.

В связи с вышеизложенным, спикер предложил внести соответствующие поправки в Предпринимательский кодекс РК и проект Водного кодекса в части введения государственного надзора в области охраны и использования водного фонда.

Также было озвучено, что существующие объекты проверок в новом водном кодексе будут пересмотрены в части исключение двухсмысленных толкований и изличных форм проверок. Планируется определить проверки, которые будут проводится без посещения объекта контроля и надзора, что отсутствует в действующем Водном кодексе. Соответственно, они не будут подпадать под государственный надзор.

Детали также будут обсуждаться при проведении АРВ самого Водного кодекса и сопутствующего законопроекта.

Таким образом, было отмечено, что Комитет по водным ресурсам МЭГПР РК не ставит перед собой задачу использовать государственный надзор, как инструмент устрашения или давления на субъектов предпринимательства.

«Суть данного предложения в горизонте долгосрочного планирования состоит в том, что мы все (государство, общество, бизнес) несем ответственность – моральную и социальную – перед будущим поколением за водную безопасность нашей страны. Необходимо понимать, что если мы продолжим безалаберно относиться к нашим водным ресурсам, то в проигрыше окажутся все. И мы не можем позволить отдельным недобросовестным участникам водных отношений совершать правонарушения, которые могут привести к необратимым последствиям» - отметил, М.Иманалиев.

В завершение своего выступления докладчик ответил на вопросы собравшихся заинтересованных лиц, общественных деятелей и журналистов. Все предложения и замечания были выслушаны и приняты к сведению.

Возврат к списку